Get Adobe Flash player

Разногласия во время принятия  Федерального закона «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» возникали по поводу положений, касающихся применения контрольно-кассовой техники в кредитных организациях и связанных с этим контрольных полномочий органов исполнительной власти. Закон нарушал положения о банковской тайне и вторгался в сферу исключительной компетенции Центрального банка Российской Федерации (Центральный банк), в монопольном ведении которого в соответствии с Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» находится организация наличного денежного обращения и определение порядка осуществления банковских операций.

Согласованная редакция Закона устанавливает, что «порядок совершения кредитными организациями кассовых операций с применением контрольно-кассовой техники определяется Центральным банком Российской Федерации». Эта позиция Совета Федерации, достаточно четко выраженная в принятых по закону решениях (Совет Федерации нечасто использует право вето), представляется очень важной, поскольку демонстрирует отношение верхней палаты к проблемам устойчивости банковской системы и понимание роли Центрального банка в обеспечении ее стабильной работы. Причем из множества факторов, влияющих на деятельность банковской системы, Совет Федерации выделил именно институт банковской тайны и системность правового регулирования банковской деятельности с точки зрения выбора органа, осуществляющего такое регулирование, особо подчеркнув важность того и другого.

Особо хочется отметить, что высказанная Советом Федерации, таким образом, позиция по вопросу, касающемуся денежного обращения, имеет, в том числе политический аспект. В ее основе уже просматривается мировоззрение, которое признает действие механизмов саморегуляции в сфере экономических отношений. Это позволяет надеяться, что российская элита за годы реформ набрала достаточный политический опыт, чтобы использовать административные, в частности контрольные, полномочия органов государственной власти с учетом действия рыночных механизмов.

Однако,  вопросы касающиеся регулирования бюджетных отношений, отношение Федерального Собрания к государственным финансам остается довольно непонятными, что проявилось в несоблюдении требований статьи 53 Бюджетного кодекса Российской Федерации об обязательной корректировке основных показателей бюджета (объем доходов и расходов, распределение налоговых доходов между бюджетами разного уровня, источники покрытия дефицита бюджета) в случае принятия законов, увеличивающих расходы или уменьшающих доходы бюджетов.

Так, при доработке текста Закона были исключены нормы о распределении между федеральным бюджетом и местными бюджетами доходов от взыскания штрафов за нарушение Закона (теперь средства в полном объеме поступят в местные бюджеты). Конечно, речь идет о небольших суммах, но выполнение требований о законодательном оформлении любых, даже незначительных изменений в распределении доходов касается не проблемы достаточности финансовых ресурсов, а законности движения и использования бюджетных средств, а также механизмов стабилизации государственных финансов, которые постоянно находятся в сфере разнонаправленных политических интересов. Другими словами, здесь проявляется представление законодателей о способах управления бюджетным процессом.

В вопросе о контроле за наличным денежным обращением в контексте законодательной деятельности, следует отметить еще одну проблему, связанную с работой над законодательными актами. Это качественная сторона законотворчества. Так, согласованная редакция нового Закона включет в себя подробный перечень оснований, при наличии которых предприниматели могут не применять кассовую технику. Ранее такой перечень устанавливался специальным постановлением Правительства Российской Федерации. Таким образом, принятый Закон стал в основном актом прямого действия. Однако при разработке таких законов существенное значение имеют четкость и формальная определенность изложения нормативного материала, что уменьшает вероятность административного произвола при осуществлении контрольных полномочий государственных органов. С этой точки зрения текст Закона после проработки в согласительной комиссии стал намного качественнее, из него исчезли неопределяемые в принципе понятия, такие, например, как денежные расчеты с населением, сведения о расчетах физических лиц (определение фискальных данных, фиксируемых на контрольной ленте), средства визуального контроля, удостоверяющие включение контрольно-кассовой техники в Государственный реестр и постановку на обслуживание в специальном центре технического обслуживания, документы, приравненные к отпечатанным контрольно-кассовой техникой кассовым чекам. Но положения, определяющие случаи неприменения контрольно-кассовой техники, требуют дальнейшей корректировки с точки зрения их содержания, поскольку взяты непосредственно из текста действующего постановления Правительства без каких-либо изменений. Добавим, что в этой части Закона у контролирующих органов есть пространство для проявления фантазии.

В целом надо признать, что согласительные процедуры пошли на пользу новому варианту Закона с точки зрения его качества. Однако следует отметить, что Совет Федерации практически не использует право вето, когда речь идет о дефектах понятийного аппарата, которые могут повлечь нарушение прав граждан в процессе правоприменительной практики. Это связано, в том числе с длительным характером согласительных процедур, чем пользуется, в частности, Правительство, внося проекты бюджетообразующих законов в сроки, максимально близкие к окончанию весенней сессии, или накануне 31 декабря. Все это,  не способствует принятию юридически проработанных законов. Однако констатация фактов пока не ведет к активным поискам путей решения проблемы и менее всего хотелось, бы, чтобы при ее решении применялись административные рычаги или каким-либо образом нарушался принцип разделения властей. Представляется, что в рамках концепции правового государства решение задачи совершенствования законов, когда определяющими становятся не только их идеология, но и качество, возможно только в том случае, когда эффективно заработает судебная система. Это подтверждают, в частности, анализ законодательных инициатив, многие из которых основаны на судебной практике, и, конечно, результаты деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, имеющего высокий авторитет на федеральном уровне государственной власти, правовые позиции которого во многом определяют развитие современной налоговой системы.

Комментарии доступны только зарегистрированным на сайте

Посетители

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня1654
mod_vvisit_counterВчера1867
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе1654
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце37343
mod_vvisit_counterЗа все дни1636169

Время

Ulti Clocks content
Rambler's Top100 Create a free website