Get Adobe Flash player

Российские врачи начали использовать уникальный метод лечения рака

В Центре имени Дмитрия Рогачева начали использовать революционный метод лечения онкологических заболеваний, основанный на клеточной инженерии. И первые результаты свидетельствуют о его эффективности.

Это, безусловно, новое слово в онкологии. Защищать организм теперь будут клетки собственной иммунной системы пациента — генетически измененные лимфоциты. Это такое сверхточное противораковое оружие, которое воздействует не просто на опухоль, а на каждую ее клетку в отдельности.

Метод предназначен для пациентов, которых раньше считали неизлечимыми. В клетки пациента вводят рецептор — специальную генно-инженерную конструкцию, которая помогает организму бороться с раковыми клетками. Можно представить, что клетка — это ракета, рецептор — система наведения, а цель — рак.

Десятилетиями ученые пытались разработать защиту от рака. И за последние пять лет в этой области был совершен прорыв, в том числе благодаря команде специалистов под руководством Мишеля Саделайна, которому сейчас прочат Нобелевскую премию. На прошлой неделе Саделайн, возглавляющий Центр клеточной инженерии в США, побывал в Москве, где поделился опытом применения собственной разработки. «Вы не увидите столь положительных результатов ни при одном виде лечения рака крови, — заявил он. — В нашей клинике 85% пациентов, получивших терапию, почувствовали себя лучше, а многие даже излечились. Это то, что мы несколько лет назад назвали „живое лекарство“, и это, конечно, новое слово в медицине».

Онкологам давно известно: иммунная система человека способна бороться с тяжелым недугом. Но раковые клетки научились ловко обходить защитные механизмы. И только лекарство нового поколения может контролировать их поведение.

«Этот механизм в корне отличается от традиционной химиотерапии. Мы уже видим эффективность нового метода и надеемся, что в России такое лечение станет доступным для всех в нем нуждающихся, — говорит заведующий отделением трансплантации костного мозга Центра имени Рогачева Михаил Масчан.

Пока для каждого больного готовят индивидуальный препарат. Но в будущем, уверены специалисты, появится и универсальное лекарство. Тысячи людей по всему миру с лейкозом и лимфомой уже прошли курсы клеточной терапии. Положительный результат медики фиксируют в каждом втором случае. В России, в Центре имени Димы Рогачева данную технологию применяют впервые. «Из пяти детей четверо находятся в полной ремиссии. Для нас это профессиональное счастье, — улыбается медицинский директор Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева Галина Новичкова. — Планируем, что в этом году курс клеточной терапии смогут пройти 15 человек. Это не только дети из Центра, к нам привозят ребят и из других регионов».

Большинство онкологов уверены: новая технология сама по себе или в комбинации с другими видами терапии в будущем станет надежным способом борьбы с различными видами рака.

В своем последнем послании к Федеральному собранию президент России Владимир Путин напомнил о важности борьбы с раком: «Мы должны заставить отступить такую угрозу, как онкологические заболевания. Я думаю, что практически у каждого из нас есть родные, близкие, друзья, которых настигла эта беда — рак. Предлагаю реализовать специальную общенациональную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями, активно привлечь к решению этой задачи науку, отечественную фарминдустрию, провести модернизацию онкоцентров, выстроить современную комплексную систему — от ранней диагностики до своевре-менного эффективного лечения, которая позволит защитить человека. По всем ключевым показателям, которые демонстрируют результативность онкологической помощи, мы должны выйти на современный, необходимый нам самый высокий уровень».

«Работа над новыми лекарствами в нашей сфере — очень затратная вещь. Особенно когда исследования ведутся на стыке фундаментальной науки и клинической медицины, — признает Михаил Масчан. — При этом нет никакой гарантии, что тот или иной препарат окажется эффективным. А инвесторы готовы вкладывать деньги только в надежные проекты. Поэтому-то прорывные технологии часто развиваются благодаря частным пожертвованиям.

У Центра давние связи с «Роснефтью». Глава компании Игорь Сечин курировал его строительство по поручению главы государства. В прошлом году топ-менеджеры компании после тщательного изучения вариантов приняли решение выделить деньги из своих личных средств именно на программу исследований в области клеточно-иммунной терапии раковых опухолей. Сечин пожертвовал 100 млн рублей, его коллеги — 166 млн. «Мы разделяем боль этих детей и их родных. И поэтому приняли решение профинансировать из личных средств именно эту программу, — отмечал тогда глава „Роснефти“. — Это самые передовые методики в области генетической модификации клеток иммунной системы, таргетной терапии, трансплантации стволовых клеток». «Конечно, можно было просто перечислить деньги на счет клиники. И это тоже было бы здорово, — добавил пресс-секретарь „Роснефти“ Михаил Леонтьев. — Потому что Центр имени Дмитрия Рогачева — совершенно уникальное медицинское учреждение. Но нам хотелось вложиться в конкретное дело, чтобы потом ощутить результат. И если все получится, то мы будем стоять у истоков нового прорывного метода лечения рака. Об этой программе мы узнали в разговоре с врачами во время посещения Центра, который компания поддерживает по поручению президента. Программа понятная, осязаемая. Это шанс спасти детей, которых пока никто в мире вылечить не может».

И вот меньше чем через год можно говорить о первых результатах. Они действительно впечатляют. По словам Масчана, автора проекта, который профинансировали топ-менеджеры «Роснефти», их поступок вполне в тренде мировой благотворительной практики. А вот в России люди пока еще не привыкли к таким вложениям со стороны представителей крупного бизнеса.

Разноцветные корпуса, вокруг — огромный парк, а на крыше — гнездо аиста. Такой хотел видеть клинику для детей, болеющих раком, десятилетний Дима Рогачев. И даже нарисовал ее. Мальчик, страдающий лейкозом, рассказал о своей мечте Владимиру Путину, когда тот приехал к нему в гости в больницу. А президент пообещал ребенку, что такая клиника обязательно будет. И вот уже более пяти лет на юго-западе Москвы действует уникальный научно-практический центр, который носит имя этого мальчика. Это крупнейшая в Европе профильная клиника. За год через нее проходит до 10 тысяч пациентов, в ее стенах проводят 1,2 тысячи сложнейших операций. И старания медиков приносят результат: почти 80% детей выходят отсюда здоровыми. Таких цифр удается добиваться с помощью высокотехнологичных методов лечения. Для сравнения: еще 20 лет назад число детей с онкологическими диагнозами, которых удавалось спасти, составляло 50%, а полвека назад — всего 10%. «Технологии на месте не стоят, — говорит Масчан. — Мы живем в эпоху, когда происходит революция в области иммунотерапии. Методики, которые много десятилетий разрабатывались в лабораториях, становятся практикой».

Комментарии доступны только зарегистрированным на сайте

Посетители

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня1150
mod_vvisit_counterВчера1994
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе1150
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце28801
mod_vvisit_counterЗа все дни1677248

Время

Ulti Clocks content
Rambler's Top100 Create a free website